Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Light Side

Картахена: 28 февраля

Остался еще один испанский город, в котором мы побывали зимой и о котором я еще не писала в ЖЖ. Это Картахена (Cartagena). Она расположена на 60 км южнее Торревьехи, уже в провинции Мурсия. Туда мы съездили на полдня 28 февраля просто потому, что у нас был лишний бензин в арендованной машине :)

Впрочем, оказалось, что в Картахене есть на что посмотреть - это древнеримский амфитеатр и морской порт.



Картахена была основана карфагенянами, римляне называли ее "Новый Карфаген". Сейчас там живет около 200 тыс. человек.

Фотоотчет ниже.

Collapse )
Light Side

Не могу себе представить, что будет завтра

Сходили сегодня с мамой в театр. Это снова был театр на Подоле, о котором я уже писала. Но насколько предыдущий спектакль был хорош, настолько этот оказался плох. Идея хороша, а ее реализация подкачала.

Вот отрывок из статьи в газете "День":

***

— «Не могу себе представить, что будет завтра...» — одноактная композиция из трeх пьес Теннесси Уильямса, собранных в одну: «Отстранeнная недвижимость», «Говори со мной, словно идeт дождь», «Не могу себе представить, что будет завтра», — сказал В. Малахов. — Роли исполняют молодые артисты Наталья Морозова и Роман Халаимов. Художник спектакля Сергей Шевцов, а музыкальное оформление создал Владимир Борисов, оркестровки написал Иван Небесный, балетмейстер — Анжела Борисова. Наш спектакль достаточно интимный. Это история американской танцевальной пары, людей, которые попали в автокатастрофу, но остались живы... Из-за травм они были вынуждены оставить сцену. Перед зрителем пройдет один из вечеров их очередной встречи...

— Виталий Ефимович, вы впервые обращаетесь к творчеству Теннесси Уильямса?

— Да, раньше я не изучал его глубоко. Уильямс — это очень хорошая, качественная литература, поэтичный текст. Это урбанистический автор, певец городского одиночества, некоммуникабельности, крупного города, то есть писатель, поднимающий актуальные проблемы. Нынче в театре мы накапливаем репертуар для камерной сцены, которую планируем вскоре открывать.

— Происходит ли режиссeрская адаптация классической литературы для современного зрителя?

— Адаптация происходит неосознанно — на уровне мыслей, ассоциаций. Я не люблю мобильных телефонов, если ставится Шекспир... Хотя свою специфику вносит география постановок: каждая страна рождает свои ассоциации. Например, если у нас белое платье — свадебное, то у японцев — это траурный наряд. Театр сегодня более агрессивен, если он не развлекательный. Хотя в нашем спектакле есть пение, танцы; использована американская музыка и даже один из номеров Бритни Спирс в записи.

— В чeм вы видите «изюминку» спектакля?

— Основная интрига, которая должна затронуть зрителя — это ночной разговор героев по душам. Позднее время — всe затихает, люди почти не видят лиц друг друга. Они говорят очень честные, правдивые вещи, поэтому возникает атмосфера неприкрытой откровенности...

***

Все, конечно же, замечательно. Но когда на сцене всего два актера и нет действия, а одни разговоры, то актеры должны приковывать к себе внимание на все сто. Тут же актриса была явно слабовата. Причем у нее было больше монологов, а парень больше молчал, но именно он и вытягивал ее невыразительную игру. В итоге я не прониклась ни интригой спектакля, ни трагедией танцоров. Все как-то очень неубедительно. У спектакля один большой плюс - он короткий.

P.S. Это ужасно, когда актеры курят со сцены в зал. Даже если это и часть перформанса. Скажем "нет" курению в общественных местах!