May 24th, 2016

Light Side

Венеция с детьми

Венеция - такой город, который по умолчанию интересен детям. Особенно если заранее их подготовить и рассказать, чем он необычен и привлекателен.

Но меня уже издавна терзали сомнения по поводу того, удобно ли там с детьми: много мостов, с коляской никак, много хождения пешком, толпы туристов, мало детских развлечений. И, к тому же, мне почему-то казалось, что дети так быстро бегают, что обязательно свалятся в какой-нибудь канал.

Проблему с коляской решили просто: на прогулки ее не брали. От автовокзала до нашего жилья решили пройтись пешком, т.к. дети засиделись в самолете и автобусе, да и первая прогулка - она самая яркая. Так что шли с чемоданом и коляской и переносили их руками. Дети же шли сами. В случае с младенцами, наверное, лучше вообще без коляски. Сложно, на самом деле, было только на мосту Риальто. По набережной на всех мостах были пандусы.

Жилье мы сняли странное. Это был Bed&Breakfast, но без завтрака. Отдельная комната в венецианской квартире с хозяином-итальянцем и его сыном-подростком. И район почти не туристический, не похожий на другие части Венеции. Настолько, что в 10 вечера на улице не было людей и все было закрыто. Утром я ходила в магазин, там обычные сеньоры покупали себе колбасные нарезки, но все при этом отлично говорили по-английски. В подъезде со мной поздоровался какой-то мужчина. "Бонджорно", - ответила я, и тут уже моего итальянского не хватило на поддержание беседы, хотя ему явно было что сказать :) И рядом площадка, большая детская площадка! - их не так много по городу, так что мы были довольны.

Вот, кстати, адреса всех трех детских площадок, которые мы нашли:

Viale IV Novembre,30132, Парко дел Римембранз, возле остановки вапоретто S.Elena.
В Giardini Biennale, возле кафе Paradiso
Giardino Papadopoli, напротив Ферровии.

В Венеции мы уже были с Димой, поэтому не ставили себе целью везде побывать, зашли только повторно в собор Сан-Марко, показать детям, им понравилось, но как раз настолько, чтобы зайти и выйти.

А вот Галерею Академии мы в прошлый раз не осилили. Осилить ее с детьми оказалось сложнее, Алиса спала на руках у Димы (все проходящие мимо жалели его), Мартин устал от впечатлений и сюжеты картин его не интересовали. Так что мы включили ему мультики на телефоне и переводили из зал в зал. Вариант так себе, но заинтересовать никак не удавалось. Так что мы довольно быстро все осмотрели. В другие музеи не ходили.
Но рассказывали много. Мартин активно интересовался историей Венеции, Дима ему все рассказывал и так доступно, что Мартин потом играл в жителей Венеции времен расцвета и вплетал интересные детали в игру. Про дожей, про Арсенал, про украденные из Византии колонны, про Наполеона, про карнавал, про наводнения - вот основное, что запомнил Мартин, как мне кажется.

Алиса в эти моменты скучала и кричала "мне скучно!", хотя на самом деле хотела на ручки :) Бегать по улицам и площадям было не скучно, так что этому посвятили часть времени. Заодно посетили разные удаленные уголки города. Есть мороженое тоже совсем не скучно! Ездить на вапоретто тоже оказалось не скучно, но довольно людно. Еще мы успели сказать детям, что в Венеции надо обязательно проехаться по Большому Каналу, а в тот день как раз движение по нему было перекрыто из-за каких-то гонок на каное. Ехали в объезд. Хорошо, что дети не успели проникнуться и не расстроились.

На гондоле проехались в лайт-версии - только на трагетто. Переезд занимает ровно столько времени, сколько есть внимания у трехлетки.

Площадь Сан-Марко привлекла детей своими голубями, они решили, что это лучшее место, чтобы гоняться за ними. Туристы были, кажется, не очень довольны, но голубей на всех хватает. К тому же, местные просят их не кормить.

Вердикт по Венеции с детьми: ехать можно и даже нужно. К местным красотам дети не равнодушны, есть, чем их увлечь, чем накормить и где побегать.

Фотографии есть в Фейсбуке, альбом открыт только для друзей. Отдельно выкладывать в ЖЖ мне лень, если честно.

Мои прошлые посты про Венецию можно найти тут:
http://zoulfia.livejournal.com/tag/%D0%92%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D1%86%D0%B8%D1%8F
Light Side

Fondamenta degli incurabili

Отрывки из "Набережной Неисцелимых". В честь дня рождения Бродского и моих венецианских отчетов.

...

18.
Глаз в этом городе обретает самостоятельность, присущую слезе. С единственной разницей, что он не отделяется от тела, а полностью его себе подчиняет. Немного времени – три-четыре дня, – и тело уже считает себя только транспортным средством глаза, некоей субмариной для его то распахнутого, то сощуренного перископа. Разумеется, любое попадание оборачивается стрельбой по своим: на дно уходит твое сердце или же ум; глаз выныривает на поверхность. Причина, конечно, в местной топографии, в улицах, узких, вьющихся, как угорь, приводящих тебя к камбале площади с собором посередине, который оброс ракушками святых и чьи купола сродни медузам. Куда бы ты, уходя здесь из дому, ни направился, ты заблудишься в этих длинных витках улиц и переулков, манящих узнать их насквозь, пройти до неуловимого конца, обыкновенно приводящего к воде, так что его даже не назовешь cul de sac. На карте город похож на двух жареных рыб на одной тарелке или, может быть, на две почти сцепленные клешни омара (Пастернак сравнил его с размокшей баранкой); но у него нет севера, юга, востока, запада; единственное его направление – вбок. Он окружает тебя как мерзлые водоросли, и чем больше ты рыщешь и мечешься в поисках ориентиров, тем безнадежнее их теряешь. И желтые стрелки на перекрестках мало помогают, ибо они тоже изогнуты. В сущности, они играют роль не проводника, а водяного. И в юрких взмахах руки туземца, у которого ты спросил дорогу, глаз, отвлекаясь от треска «A destra, a sinistra, dritto, dritto", легко узнает рыбу.
...
28.
На закате все города прекрасны, но некоторые прекраснее. Рельефы становятся мягче, колонны круглее, капители кудрявее, карнизы четче, шпили тверже, ниши глубже, одежды апостолов складчатей, ангелы невесомей. На улицах темнеет, но еще не кончился день для набережных и того гигантского жидкого зеркала, где моторки, катера, гондолы, шлюпки и барки, как раскиданная старая обувь, ревностно топчут барочные и готические фасады, не щадя ни твоего лица, ни мимолетного облака. «Изобрази», – шепчет зимний свет, налетев на кирпичную стену больницы или вернувшись в родной рай фронтона Сан-Закариа после долгого космического перелета. И ты чувствуешь усталость этого света, отдыхающего в мраморных раковинах Закариа час-другой, пока земля подставляет светилу другую щеку. Таков зимний свет в чистом виде. Ни тепла, ни энергии он не несет, растеряв их где-то во вселенной или в соседних тучах. Единственное желание его частиц – достичь предмета, большого ли, малого, и сделать его видимым. Это частный свет, свет Джорджоне или Беллини, а не Тьеполо или Тинторетто. И город нежится в нем, наслаждаясь его касаниями, лаской бесконечности, откуда он явился. В конечном счете, именно предмет и делает бесконечность частной.
29.
А предмет этот может оказаться маленьким чудовищем, с головой льва и туловищем дельфина. Второе будет выгибаться, первая точить клыки. Он может украшать вход или просто вылезать из стены без всякой видимой цели, отсутствие которой делает его странно привычным. При определенной специальности и в определенном возрасте нет ничего привычнее, чем не иметь цели. Как и путать черты и свойства двух или более существ и, конечно, их род. В общем, все эти бредовые существа – драконы, горгульи, василиски, женогрудые сфинксы, крылатые львы, церберы, минотавры, кентавры, химеры, – пришедшие к нам из мифологии (заслужившей звание классического сюрреализма), суть наши автопортреты, в том смысле, что в них выражается генетическая память вида об эволюции. Неудивительно их изобилие здесь, в этом городе, всплывшем из воды. С другой стороны, ничего фрейдистского, под – или бессознательного в них нет. Учитывая природу человеческой реальности, толкования снов есть тавтология, оправданная в лучшем случае соотношением дневного света и темноты. Впрочем, сомнительно, чтобы этот демократический принцип применялся в природе, где большинства нет ни у чего. Даже у воды, отражающей и преломляющей все, включая самое себя, меняющей формы и материалы, иногда бережно, иногда чудовищно. Этим и объясняется характер здешнего зимнего света; этим объясняется его привязанность к монстрам – и к херувимам. Вероятно, и херувимы – этап эволюции вида. Или наоборот, ибо, устроив их перепись в этом городе, получим цифру, превышающую численность населения.
...
49.
Повторяю: вода равна времени и снабжает красоту ее двойником. Отчасти вода, мы служим красоте на тот же манер. Полируя воду, город улучшает внешность времени, делает будущее прекраснее. Вот в этом его роль во вселенной и состоит. Ибо город покоится, а мы движемся. Слеза тому доказательство. Ибо мы уходим, а красота остается. Ибо мы направляемся к будущему, а красота есть вечное настоящее. Слеза есть попытка задержаться, остаться, слиться с городом. Но это против правил. Слеза есть движение вспять, дань будущего прошлому. Или же она есть результат вычитания большего из меньшего: красоты из человека. То же верно и для любви, ибо и любовь больше того, кто любит.